В поисках утраченного времени (роман М. Пруста): проблемы персонажей, лейтмотивов, автора и читателя (статья Вл. А. Лукова)

Пруст (Proust) Марсель (10.07.1871, Париж, — 18.11.1922, Париж) — французский писатель, один из «отцов» европейского модер­низма, автор прославленного романа «В поисках утраченного времени» («? la recherche du temps perdu», 1905–1922, опубл. 1913–1927).

Проблема характера в романе. Пруст стоит у истоков модернистского отрицания категории характера. В реалистическом характере представлено сочетание устойчивых черт личности, определяемое типическими (прежде всего социальными) обстоятельствами ее формирования. Под пером же Пруста персонаж предстает как все время изменяющееся отражение черт, приписываемых ему сознанием повествователя. По роману невозможно установить, какой «на самом деле» была Одетта или Альбертина. Марсель все время корректирует свое представление о людях в соответствии с появившейся новой информацией и своим субъективным отношением к ним в каждый данный момент жизни. То же самое можно сказать и о Марселе. Пруст это обосновывает уже в начале романа: «Но ведь даже если подойти к нам с точки зрения житейских мелочей, и то мы не представляем собой чего-то внешне цельного, неизменного, с чем каждый волен познакомиться как с торговым договором или завещанием; наружный облик человека есть порождение наших мыслей о нем».

Лейтмотивы романа. Система образов-персонажей романа из-за отсутствия установки автора на изображение характеров крайне неустойчива. Ее функции в литературном произведении Пруст передает устойчивым лейтмотивам. Основных лейтмотивов три: неуловимое (из-за несовершенства памяти) время; любовь, приносящая несчастье (муки ревности, общественное осуждение, трагическая невозможность семейного счастья при однополой любви, пугающий оттенок сексуальности в любви к матери и т. д.); искусство, позволяющее вернуть утраченное время. Они тесно взаимосвязаны, составляют устойчивую систему и удерживают грандиозную конструкцию романа, которую нередко образно сравнивают с готическим собором.

Проблема автора и читателя. Пруст заложил основы модернистского исключения фигуры автора из романного повествования. Сознание Марселя рисуется как бы само по себе, в собственном восприятии, без посредника в лице все знающего и вездесущего автора-демиурга. Задолго до Пруста оформилось повествование от первого лица, казалось бы, исключающее автора. Но на самом деле он присутствовал как незримое лицо, производящее отбор материала в соответствии с существующими литературными моделями. Вот почему Прусту так важно было устранить сам принцип отбора и литературной систематизации, такие атрибуты «литературности литературы», как сюжет, характеры и т. д.

Но, исключая автора как организатора литературности текста, Пруст вводит в него фигуру незримо присутствующего читателя. Это достаточно новое явление. Проблема читателя вовсе не стояла перед древними авторами: их произведения предназначались, как и в фольклоре, всему народу. Особую разновидность древних текстов составляли эзотерические произведения, предназначенные только для посвященных. В период поздней античности развился и вид творчества, адресованный конкретному человеку — заказчику, меценату. Средневековье сохранило эти традиции. Классицистам не приходилось задумываться над проблемой читателя: их произведения должны были соответствовать прекрасным образцам. «Темный стиль» поэзии Гонгоры, представителя испанского барокко, свидетельствует о распространении литературы для интеллектуальной элиты. Просветители также ориентировались на развитие интеллектуального уровня читателя. Романтики предпочли самовыражение. Все перечисленные тенденции и составляли некую традицию в общении писателя с читателем к тому времени, когда Пруст начал создавать свой роман. Он его не пишет для самовыражения, «в стол», поэтому так много сил и средств тратит на его опубликование. Но роман вовсе не адресован всем или, как «Улисс» Джойса, интеллектуальной элите.

Роман Пруста — самое изученное произведение французской литературы. О нем написаны тысячи работ. Критики изложили сотни концепций романа. Проведены детальные исследования всех возможных аспектов. В частности, установлено, что городок Комбре — это Иллье, в котором Пруст провел детство, а Бальбек — это Кобур на берегу Ла Манша, что Пруст, испытывавший тягу к мужчинам, дал своим привязанностям, описанным в романе, женские имена, превратив, например, Альфреда Агостинелли, своего шофера и потом секретаря, в Альбертину.

Но этого ничего не нужно знать читателю, которому адресовал свой роман Пруст: читатель и так все это поймет или просто почувствует. Пруст пишет для таких же, как он, ориентируясь на родственное индивидуальное сознание, сходное образование, пристрастия, психологические реакции — на сходное мироощущение. А это имеет важное следствие: устранив фигуру автора как человека, знающего законы литературы, он устраняет и фигуру критика, также знающего эти законы: для читателей, на которых ориентируется Пруст, никаких комментариев к тексту и разъяснения его смысла не требуется. Возникает предельно искренний, не опосредованный «литературностью литературы» диалог родственных душ — Пруста и очерченного им круга читателей. Вот почему все же большинству читателей роман не будет доступен: для этого они должны быть схожи с Прустом, что в массе невозможно. Это вовсе не значит, что Пруст избег литературности: просто он отказался от ее традиционных форм и предложил новые, которые и стали очередной литературной традицией в ХХ веке.

См. на нашем сайте статьи: Пруст Марсель; другие статьи о Прусте и его произведениях.

Текст: ? la recherche du temps perdu / Ed. de J.-Y. Tadi?: En 4 vol.  P., 1987?1989 (Bibl. de la Pl?iade); в рус. пер. — В поисках утраченного времени. М., 1973?1990;  Обретенное время. М., 1999.

Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Рубеж XIX–XX веков; ХХ век: первая половина. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Модернизм. — Произведения и герои: Произведения. — Научные приложения.