Символизм Поля Верлена: импрессионистическая модель неоромантического движения (статья Вл. А. Лукова)

П. Верлен в молодости. Портрет работы Г. Курбе.

Неоклассицистическая модель, представленная Мореасом, не была центральной в символизме, выделившемся в мощное направление в неоромантическом движении Франции. К центру следует отнести импрессионистическую модель неоромантического движения, представленную символизмом П. Верлена. Здесь импрессионизм и символизм так слиты друг с другом, что одним исследователям он представляется символистом (Д. Д. Обломиевский), другим же – импрессионистом (Л. Г. Андреев). При этом следует учитывать, что импрессионизм как самостоятельное явление в большой степени родствен натурализму – антиподу неоромантического движения. Впрочем, на рубеже веков, в переходную пору, все границы становятся зыбкими, а явления – амбивалентными, легко сближающимися со своей противоположностью и даже переходящими в них.

Но вернемся к нашему поэту. Поль Мари Верлен (Verlaine, 30.03.1844 — 8.01.1896) — крупнейший французский поэт-символист. Он родился в Меце в семье офицера. Первое из известных стихотворений — «Смерть» — Верлен сочинил еще в лицее в 1858 г. и отослал В. Гюго. Окончив лицей, работал чиновником в парижской ратуше. Первая публикация относится к 1863 г. (сонет «Господин Прюдом»). В начале литературной деятельности поэт примыкал к парнасцам. В ранних поэтических сборниках Верлена («Сатурнические поэмы», 1866; «Галантные празднества», 1869) совершается постепенный переход от свойственной парнасцам любви к статичной красоте, материальной осязаемости мира к нереальности мира-декорации, растворению всего материального в зыбкости воспоминаний и воображения. В передаче настроений, мгновенных ощущений заметно влияние эстетики импрессионизма.

В еще большей степени стремление заменить «живопись» стиха, его парнасскую пластичность на «музыку» выражено в сборнике «Добрая песня» (1870). Вот, например, стихотворение «И месяц белый…», состоящее из предельно коротких строк и простых слов, поражающих не поэтической образностью, а музыкальностью звуков:

И месяц белый

В лесу горит,

И зов несмелый

С ветвей летит,

Нас достигая…

О, дорогая!

Там пруд сверкает —

(Зеркальность вод!)

Он отражает

Весь хоровод

Кустов прибрежных…

Час сказок нежных.

Глубокий, полный

Покой и мир

Струит, как волны,

К земле — эфир,

Весь огнецветный…

О, миг заветный!

(Перевод В. Я. Брюсова)

Но в том же сборнике можно встретить стихи, в которых доминирует не музыкальность, а живописность. Так, в стихотворении «Гул полных кабаков…» предстает мрачная картина действительности (причем, поэт намеренно сгущает краски) — но лишь для того, чтобы за ней по контрасту возник иной, прекрасный, идеальный мир, тот «рай, о котором говорится в последней строке:

Гул полных кабаков; грязь улицы; каштана

Лысеющего лист, увядший слишком рано;

Железа и людей скрежещущий хаос,—

Громадный омнибус, меж четырех колес

Сидящий плохо, взор, то алый, то зеленый,

Вращающий кругом; рабочий утомленный,

Городовому в нос пускающий свой дым

Из трубки; с крыш капель; неверный по сырым

Каменьям шаг; асфальт испорченный; по краю

Потоки грязные; — и это — путь мой к раю!

(Перевод В. Я. Брюсова)

В дни Парижской Коммуны Верлен работал в бюро коммунарской прессы. В трагические дни разгрома Коммуны он знакомится с юным поэтом Артюром Рембо (о котором речь пойдет ниже). Опасаясь преследований, поэты уезжают сначала в Бельгию, потом в Англию.

С 1872 по 1881 г. Верлену удалось опубликовать только один сборник — «Романсы без слов» (1874). В нем тенденция дематериализации мира, придания слову «второго», идеального плана путем выявления его музыкальности достигает вершины и делает сборник одним из самых совершенных созданий символистской поэзии. При этом стихи сборника исполнены меланхолии, в содержании их явно выступают черты декаданса.

Вот одно из самых знаменитых стихотворений, вошедших в этот сборник (оно без названия, ему предпослан эпиграф из А. Рембо: «Над городом тихо дождь идет»):

И в сердце растрава,

И дождик с утра.

Откуда бы, право,

Такая хандра?

О дождик желанный,

Твой шорох — предлог

Душе бесталанной

Всплакнуть под шумок.

Откуда ж кручина

И сердца вдовство?

Хандра без причины

И ни от чего.

Хандра ниоткуда,

Но та и хандра,

Когда не от худа

И не от добра.

(Перевод Б. Л. Пастернака)

Поэт погрузился в тоску. Богемная жизнь, алкоголь привели к трагическому событию: 10 июля 1873 г. в Брюсселе Верлен дважды выстрелил в своего ближайшего друга Рембо. Рана была неопасной, но брюссельский суд приговорил Верлена к двум годам тюрьмы.

Только в 1880-е годы к Верлену приходит слава. Широкую известность приобретают стихи сборника «Далекое и близкое» (1884). В сборнике два идейных центра — насыщенная социальными мотивами поэма «Побежденные» (1867, 1872), к которой примыкают стихотворения «Волки» (1867), «Девственница» (1869), и символистское стихотворение-манифест «Поэтическое искусство» (1874), к которому близки «Томление» (1883), «Преступление любви» (1884). Однако внимание современников привлекла только последняя группа стихов.

Особенно показательно стихотворение «Поэтическое искусство» (в переводе Б. Л. Пастернака — «Искусство поэзии»), написанное в связи с 200-летием трактата Н. Буало «Поэтическое искусство». Крупнейший теоретик классицизма Буало сочинил большую поэму из 4 песен, в которой излагал множество правил художественного творчества. Верлен противопоставляет этой поэме-трактату маленькое стихотворение с единственным требованием: поэзия должна быть подобна музыке. Как музыка — почти бесплотна, как музыка — построена на нюансах («не полный тон, а лишь полтона»), как музыка — неопределенна («точность точно под хмельком»), нериторична («хребет риторике сверни»), иррациональна (выбалтывает «сдуру»), устремлена к иному, идеальному миру («другое небо и любовь»). Поэзии Верлен противопоставляет презираемую им «литературу»:

ИСКУССТВО ПОЭЗИИ

Шарлю Морису

За музыкою только дело.

Итак, не размеряй пути.

Почти бесплотность предпочти

Всему, что слишком плоть и тело.

Не церемонься с языком

И торной не ходи дорожкой.

Всех лучше песни, где немножко

И точность точно под хмельком.

Так смотрят из-за покрывала,

Так зыблет полдни южный зной.

Так осень небосвод ночной

Вызвезживает как попало.

Всего милее полутон.

Не полный тон, но лишь полтона,

Лишь он венчает по закону

Мечту с мечтою, альт, басон.

Нет ничего острот коварней

И смеха ради шутовства:

Слезами плачет синева

От чесноку такой поварни.

Хребет риторике сверни.

О, если б в бунте против правил

Ты рифмам совести прибавил!

Не ты,— куда зайдут они?

Кто смерит вред от их подрыва?

Какой глухой или дикарь

Всучил нам побрякушек ларь

И весь их пустозвон фальшивый?

Так музыки же вновь и вновь!

Пускай в твоем стихе с разгону

Блеснут в дали преображенной

Другое небо и любовь.

Пускай он выболтает сдуру

Все, что впотьмах, чудотворя,

Наворожит ему заря…

Все прочее — литература.

(Перевод Б. Л. Пастернака)

В письме к Шарлю Морису от 15 декабря 1882 г. Верлен почти оправдывается в связи с этим стихотворением, готов идти на компромисс, но все же снова утверждает:

«И потом — почему бы не Нюанс и не Музыка?

Зачем Смех в поэзии, раз можно смеяться в прозе, да и в самой жизни?

К чему Красноречие, чье место в палате депутатов?

Зачем Острота, раз она есть во всех утренних газетах?

Ей-богу, мне нравятся эти три проявления души, разума и сердца! Я их допускаю даже в стихах. Нет большего, чем я, поклонника Мюссе в «Мардоше», Гюго в «Возмездии» и Гейне и «Атта-Тролле». Но позвольте мне мечтать, если мне это нравится, плакать, когда я этого желаю, петь, если мне придет на ум такая мысль.

В существе дела мы согласны друг с другом, и я следующим образом подвожу итоги спору: безупречные рифмы, правильные французский язык и прежде всего — хорошие стихи, все равно под каким соусом». (Перевод Вл. А. Лукова)

Верлен сыграл большую роль в пробуждении читательского интереса к поэтам-символистам, опубликовав книгу «Проклятые поэты» (1884). В нее он включил очерки о шести поэтах, в том числе о Рембо, Малларме и о себе (под именем «Бедный Лелиан», очерк появился во втором издании).

Верлен продолжает жить в нищете. Выход он ищет то в католической вере, то в богеме. В сборнике «Параллельно» (1889) эти поиски сочетаются с иронией над символистскими штампами («В манере Поля Верлена»).

В 1891 г. после смерти Леконта де Лиля Верлен был провозглашен «королем поэтов». Но это ничего не изменило в его жизни. Нищета, алкоголь разрушают здоровье Верлена, и вскоре он умирает.

Значение деятельности Верлена заключается прежде всего в раскрытии новых выразительных возможностей языка, в развитии средств тончайшего психологизма, до него недостижимых в поэзии. Это самое яркое воплощение импрессионистической модели французского неоромантизма в его символистском обличье.

М. Горький в статье «Поль Верлен и декаденты» писал: «Верлен был яснее и проще своих учеников, в его всегда меланхолических и звучащих глубокой тоской стихах был ясно слышен вопль отчаяния, боль чуткой и нежной души, которая жаждет света, жаждет чистоты, ищет бога и не находит, хочет любить людей и не может».

См. статью: Верлен Поль.

Лит.: Горький М. Поль Верлен и декаденты // Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 1953. Т. 23; Балашов Н. И. Символизм. Малларме, Рембо, Верлен // История французской литературы: В 4 т. М., 1959. Т. 3; Кирнозе З. И. Символисты. П. Верлен. А. Рембо // История зарубежной литературы конца XIX — начала XX в. Курс лекций / Под ред. М. Е. Елизаровой, Н. П. Михальской. М., 1970; Обломиевский Д. Д. Французский символизм. М., 1973; Андреев Л. Г. Импрессионизм. М., 1979; Энциклопедия символизма: Живопись, графика и скульптура. Литература. Музыка / Сост. Ж.Кассу. М, 1998; Французский символизм: Драматургия и театр. СПб., 2000; Птифис П. Поль Верлен / Пер. с фр. М., 2002 (ЖЗЛ); Трыков В. П. Верлен // Зарубежные писатели: В 2 ч. М., 2003. Ч. 1; Луков Вл. А. История литературы: Зарубежная литература от истоков до наших дней / 6-е изд. М., 2009; Michaud G. Message po?tique du symbolisme: T. 1–3. P., 1961; Vinogradova de La Fortelle A. Les aventures du sujet po?tique: Le symbolisme russe face ? la po?sie fran?aise: complicit? ou opposition ? Marseille, 2010.

Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Рубеж XIX–XX веков. — Персоналии: Французские писатели, литераторы; Персональные модели современности. — Тексты произведений: На русском языке. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Символизм; Неоромантизм; Литературные термины. — Историко-культурный контекст: Культура. — Научные приложения.