Ростан Эдмон

Эдмон Ростан (Rostand, 1.04.1868, Марсель, — 2.12.1918, Париж) — французский драматург и поэт, глава неоромантического течения. Он ро­дился в Марселе, в семье чиновника, его дед Алексис-Жозеф Ростан (Alexis-Joseph Rostand) в 1830—1832 гг. был мэром Марселя. Эдмон получил юридическое образование. В первых литературных опытах он стремился подражать Гюго и Дюма. В 1890 г. он выпустил поэтический сборник «Шалости музы» («Les Musardises»), воспевающий «бед­ных мечтателей».

Первым большим опытом в жанре поэтической драмы стала написанная Ростаном в 1891 г. трехактная комедия в стихах «Романтики» («Les Romanesques», опубл. 1894), она оказалась и важной вехой в становлении ростановского неоромантизма. Писатель попытался объединить черты романтической поэтической драмы с чертами водевиля в стиле школы «хорошо сделанной пьесы». Эти черты соединились достаточно органично, так как они подчине­ны одной задаче: вскрытию и исследованию романтического ас­пекта мира.

Основной проблемой пьесы становится проблема места ро­мантики в жизни. Логика действия героев всецело определяется логикой раскрытия этой проблемы, и потому действие дви­жется в основном не за счет развития образов-персонажей, а за счет смены ситуаций. Это приводит к неожиданному следствию: в пьесе нет отрицательных персонажей, нет и полностью поло­жительных, Ростан ко всем относится одинаково — с симпатией, но симпатией снисходительной, с иронической улыбкой. Герои комедии представляют собой не столько самостоятельные харак­теры, сколько образы-идеи: Персине и Сильветта вместе изобра­жают людей, которые ставят романтику над жизнью; их отцы Бергамен и Паскино вместе выражают противоположную идею: расчет превыше романтики; Страфорель, помогающий родите­лям в выполнении их планов относительно детей, объединяет обе тенденции в их крайнем выражении: он значительно смелее и изобретательнее как «романтик», чем Персине и Сильветта, но при этом он смотрит на мир еще более трезво, чем Бергамен и Паскино.

Романтика и реальность должны быть уравновешены. Но возможна ли уравновешенность, если между романтикой и действительностью конфликт? Ростан считает, что это конфликт видимый, ходом действия он показывает, что романтика в современную ему эпоху базируется на расчете (в первом действии романтика служила практическим интересам Бергамена и Паскино, в третьем — денежным интересам Страфореля, который превратил романтику в источник дохода). Однако эта идея о буржуазной подоплеке романтики в новые времена не дается Ростаном в разоблачительном плане, от этой ложной романтики автор по-настоящему не отказывается.

В процессе формирования неоромантической эстетики Ростан сбли­жается с символизмом (поэтические драмы «Принцесса Греза» — «La Princesse Lointaine», 1895; «Сама­ритянка» — «La Samaritaine», 1897). Премьера «Принцессы Грезы» состоялась 5 апреля 1895 г. в театре «Ренессанс». В роли восточной принцессы Мелиссинды выступила крупнейшая французская актриса того времени Сара Бернар. Роль Мелиссинды была написана Ростаном специально для Бернар, возникло содружество актрисы и драматурга, сохранявшееся затем многие годы.

Различие между «Романтиками» и «Принцессой Грезой» велико. Отход Ростана от концепции «Романтиков» объясняется пересмотром его взгляда на задачи искусства. Развлекательность уступает место известному дидактизму, иронический взгляд на жизнь возвышенной трактовке мира и человека. В «Принцессе Грезе» возникает грандиозная картина такого мира, в котором слились воедино мечта и реальность. Для его изображения Ростан выбирает сюжет столь же исторический, сколь и легендарный. Этот принцип выбора сюжета впоследствии становится основным в творчестве драматурга.

В сюжете пьесы используется легендарная история любви средневекового трубадура Жоффруа Рюделя, полюбившего принцессу триполитанскую Мелиссинду по рассказам видевших ее пилигримов. Перед смертью трубадур пускается в далекое плавание, чтобы наяву увидеть свою грезу. Корабль достигает Палестины, не умирающий Рюдель не может сойти на берег. Тогда его друг трубадур Бертран д’Аламанон отправляется во дворец, чтобы привести Мелиссинду на корабль. Мелиссинда узнает, что перед ней не Рюдель, слишком поздно: с первого взгляда она полюбила Бертрана. Оба готовы нарушить свой долг перед умирающим трубадуром, но сообщение о его смерти пробуждает в них чувство вины. Однако это сообщение оказалось ложным, и герои, поборов свою страсть, спешат исполнить свой долг. Мелиссинда на корабле. На ее руках умирает увидевший свою мечту Рюдель. Принцесса, также нашедшая свой идеал, готова отречься от земных страстей и уйти в монастырь, а Бертран и моряки по ее призыву выступают в крестовый поход против неверных.

В литературе начинает формироваться «мета-текст», когда предметом описания становится сам процесс творчества, героем становится поэт. Полулегендарность описываемых событий позволяла Ростану уже при выборе сюжета воплотить идею о неразрывности мечты и действительности. Одновременно соединение истории и легенды создавало иллюзию достоверности изображаемого мира в пределах условностей неоромантического театра.

Зрелый период творчества открывается героической комедией «Сирано де Бержерак» («Cyrano de Bergerac», 1897), высшим достижением Ростана, принесшим ему миро­вую известность, В пьесе излагается неоромантическая концепция героизма как внутренней способности человека преодолевать силу обстоятельств. Видеть в действительности идеал — вот основная мысль пьесы. См. статью: Сирано де Бержерак (заглавный персонаж героической комедии Э. Ростана).

Конец 1890-х годов — период наивысшей творческой и общественной актив­ности Ростана. Он принимает участие в деле Дрейфуса на стороне Золя, что вызывает резкое неудовольствие правящих кругов. Однако, усмотрев в дра­ме «Орленок» («L’Aiglon», 1900) черты официально приветствуемого национализма, Французская Академия избирает писателя своим членом (1901). Речь, произнесенная Ростаном при вступлении в Академию («Discours de r?ception ? l’Acad?mie fran?aise le 4 juin 1903», 1903), стала важным документом неоромантизма. Она, в соответствии с традицией, была посвящена предшественнику по академическому креслу — Анри де Борнье, известному драматургу, незадолго до этого скончавшемуся. Борнье был одним из первых французских неоромантиков, поэтому необходимость традиционного восхваления предшественника не противоречила осмыслению задач французского неоромантического театра. В речи Ростана разрабатывается неоромантическая концепция мира, человека и искусства.

Образ провинциального городка Люнеля, в котором родился Борнье, становится концентрированным выражением мысли о том, что в самых обыденных явлениях мира есть поэтическая, романтическая сторона. Здесь Ростан идет дальше, чем в «Принцессе Грезе» или «Самаритянке», где мир действительности был изначально экзотичным, легендарным; в образе Люнеля он придает значительность и романтичность современному заштатному городку.

Для концепции личности существенным является связывание воедино двух основных (по Ростану) черт человеческой натуры: героизма и способности мечтать. Эти черты, различным образом варьируясь, создают ряд человеческих типов: собственно герой, совершающий различные подвиги, прежде всего нравственные; «герой панаша» (панаш — рыцарский султан на шлеме, символ храбрости, отмеченной изысканностью); его антипод — псевдогерой, лишь прикрывающий эффектной позой свое «буржуазное благоразумие»; наконец, «герой в душе». «Герой панаша» и «герой в душе» прежде всего характерны для концепции «нового» романтического героя, ибо таким героем может стать каждый человек.

В речи Ростана особое внимание уделено определению задач искусства. Одна из основных задач — обучение зрителя вере в иллюзию. Однако пробуждение зрительского воображения — не самоцель, оно призвано решить другую задачу искусства — моральное воспитание зрителя. Обе задачи гармонически разрешаются, если на сцене воплощается возвышенная мечта.

В последних произведениях, начиная с «Шантеклера» («Chantecler», 1910), Ростан все больше стремится выйти за рамки неоромантизма, ищет «синтетический ме­тод» и «синтетический жанр». В последнем большом произведении — драма­тической поэме «Последняя ночь Дон Жуана» («La Derni?re Nuit de Don Juan», 1911–1914, изд. 1921), осмеи­вая своего псевдоромантического героя, Ростан расстается с неороманти­ческой концепцией мира и человека.

В годы первой мировой войны Ростан занял националистические пози­ции, но затем отошел от них. Он одним из первых признал огромное значе­ние антивоенного романа А. Барбюса «Огонь», увидел в этом романе начало новой литературной эпохи.

Однако главный вклад Ростана в литературу связан с неоромантизмом. Ростан сумел выйти за рамки эпигонства, сформулировал и художественно воплотил программу неоромантизма, создав в ее рамках гуманистические героические характеры, поднял на новую высоту жанр поэтической драмы.

Эдмон Ростан умер в Париже 2 декабря 1918 г. Он при жизни узнал мировую славу. В начале XXI века она не померкла, о чем свидетельствуют новые постановки его поэтических драм, прежде всего — его героической комедии «Сирано де Бержерак».

Анализ произведений Эдмона Ростана позволяет подтвердить мысль о том, что творческая программа драматурга в своем развитии претерпела значительные изменения.

В центре этой программы лежит вопрос об особенностях изображения характера и конфликта. Под этим углом зрения мы стремились рассмотреть все драматические произведения Ростана от ранних опытов до последних незавершенных замыслов.

В первых набросках («Гиньоль» и др.) конфликт носит внешний и случайный характер, являясь отражением водевильной природы замыслов драматурга. В «Двух Пьеро, или Белом ужине» намечается тенденция к углублению конфликта при сохранении схематизма характеров. Наконец, в комедии «Романтики» конфликт впервые приобретает концептуальное звучание, воплощая противоречие между прозаичностью существования, основанного на соображениях выгоды, расчета, и романтичностью иллюзии, мечты. Хотя Ростан в этот период близок к драматургам школы «хорошо сделанной пьесы», которые решали этот конфликт в пользу буржуазной реальности, молодой писатель ищет возможность примирить мечту и действительность. Компромиссное разрешение конфликта свидетельствует о переходе Ростана с позиций развлекательного искусства к эстетической критике современного ему общества.

В «Принцессе Грезе» эта тенденция приводит к известному сближению с символизмом. Однако характер конфликта и способ изображения героев указывает на становление не символистской, а неоромантической по своему существу концепции. Герой предстает на фоне условного поэтического мира. При этом мир и человек, построенные на романтической антитезе идеального и материального, мечты и действительности, впервые в творчестве Ростана воплощают новый способ разрешения данного противоречия. Конфликт в «Принцессе Грезе» разрешается не за счет компромисса, а в результате проведения идеи о синтетической природе мира и человека. Мечта и действительность оказываются сторонами единого, нерасчленимого мира. В свою очередь, мир не противопоставляется отдельной личности, они управляемы едиными законами, у них единая природа. Поэтический мир в пьесе Ростана предстает как объективизация субъективного мира человека. В пьесе вселенная как бы охвачена единым устремлением к достижению идеала. Этический идеал связывается Ростаном с понятием «рыцарственности». Он придает личности, в которой гармонически слиты противоположные начала, направленность на идеал, что соединяет идею развития, самосовершенствования со статикой гармонического синтеза. Идея синтеза, взаимопроникновения, гармонии противоположных начал становится определяющей в творчестве драматурга.

В драме «Самаритянка» путь выражения указанной идеи усложняется. В начале произведения мир, общество несут в себе острый конфликт идеального и материального начал. Личность Иисуса оказывается противопоставленной всем людям, окружающим его. Но конфликтность мира — лишь видимость, заблуждение, которое Иисус призван развеять. В проповедях Иисуса снова звучит мысль о единстве и гармоничности мира, которая постепенно утверждается в сознании всех персонажей. Таким образом, связь мира и человека изображается Ростаном как торжество личности над обстоятельствами.

Однако сложная и противоречивая действительность поколебала идеализм драматурга, заставила его видоизменить свое представление о характере взаимоотношений мира и человека. Эти изменения отмечаются в героической комедии Ростана «Сирано де Бержерак». В отличие от предыдущих пьес драматурга, личность оказывается здесь противопоставленной обществу. Наряду с представлением о синтетической природе мира возникает тема дисгармонии человеческих отношений. Конфликт между мечтой и действительностью преобразуется в конфликт между сущностью и видимостью и приобретает социальный оттенок, ибо носителем поверхностной оценки человека по его внешности является общественное мнение, высший свет. Одинокий герой не в силах восторжествовать над обстоятельствами, повелевать ими, он подчиняется общим законам. Единственное, что ему остается, — это жить наперекор обстоятельствам, утверждать свою личность наперекор общественному мнению. Ростан воплощает данную концепцию в образе Сирано, приходя к новому пониманию героизма. Согласно драматургу, героизм заключается во внутренней способности человека преодолевать силу обстоятельств.

В «Орленке» конфликт между личностью и обстоятельствами приобретает трагический характер. Драма заканчивается смертью героя, не сумевшего победить противостоящие ему силы.

«Шантеклер» также построен на трагическом конфликте героя и обстоятельств. В пьесе проявляется серьезное противоречие драматурга: с одной стороны, в ней как никогда широко разрабатывается идея синтеза противоположностей в мире и человеке, которая сказывается в прямой связи с поисками синтетической концепции и синтетического жанра, а с другой стороны — образ Шантеклера находится в трагическом конфликте с окружающим обществом (которое, в свою очередь, противопоставлено гармонической природе). И поэтому идея синтеза приобретает характер компромисса: нужно не замечать действительности, укрепиться в идеализме, веря в свое высшее предназначение, даже если жизнь разоблачает эту иллюзию.

В период работы над «Последней ночью Дон Жуана» Ростан осознал бесперспективность подобной программы. В его творчестве происходят значительные изменения, свидетельствующие об отходе драматурга от неоромантической программы. Данная пьеса построена как бы в противоположность «Самаритянке». Вначале мир и герой предстают в полной гармонии. Но их единство обманчиво, и от сцены к сцене видимость единства сменяется обнажением глубочайшего противоречия, разрыва между человеком и всем, что его окружает. Дон Жуан выступает как псевдоромантический герой, осмеивая которого, Ростан расстается со всей неоромантической концепцией мира и человека.

Итак, путь Ростана-драматурга сложен, эволюция его творчества значительна. Эта эволюция отражает общий путь развития неоромантизма во Франции. Ростан начинает творить в период расцвета неоромантического движения. Создание «Сирано де Бержерака» знаменует достижение этим движением своей высшей точки. «Последняя ночь Дон Жуана» создавалась непосредственно перед первой мировой войной, в период упада неоромантизма.

Явившись крупнейшим представителем указанного движения во Франции, Ростан многое сделал для развития французской драматургии. Он возродил романтические традиции, жанр поэтической драмы, в его творчестве прозвучали идеи патриотизма. Ростан создал героические характеры, несущие идеи гуманизма, высокой морали, рыцарственности. На фоне безыдейной буржуазной драматургии зазвучала мысль о необходимости служения возвышенному идеалу.

Непреходящее значение сохраняет героическая комедия Ростана «Сирано де Бержерак», которая остается и в наше время живым явлением художественной жизни.

См. статьи: Ростан: теоретические проблемы исследования творчества (статья Вл. А. Лукова); Ростан: первые литературные опыты (статья Вл. А. Лукова); Романтики: поэтическая комедия Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Принцесса Греза: поэтическая драма Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Самаритянка: поэтическая драма Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Героическая комедия Э. Ростана «Сирано де Бержерак» (статья Вл. А. Лукова); Сирано де Бержерак (заглавный персонаж героической комедии Э. Ростана); Орленок: поэтическая драма Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Борнье и неоромантизм в «Речи при вступлении во Французскую Академию» Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Шантеклер: поэтическая драма Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Принцесса Греза: вторая редакция поэтической драмы Э. Ростана (статья Вл. А. Лукова); Последняя ночь Дон Жуана: поэтическая драма Э. Ростана (статья Вл. Лукова); Ростан в тезаурусе русской культуры (статья Вл. А. Лукова); Эдмон Ростан о романе Анри Барбюса «Огонь»; Ростан Эдмон: издания произведений и литература о нем.

Соч.: ?uvres compl?tes illustr?es d’Edmond Rostand: V. 1–7. P., 1910 –1923; Discours de r?ception ? l’Acad?mie fran?aise le 4 juin 1903. P., 1903; Cyrano de Bergerac / ?dition ?tablie par J. Truchet. P., 1983; L’Aiglon / ?dition pr?sent?e et annot?e par P. Besnier. P., 1986; La Samaritaine: ?vangile en trois tableaux, en vers / ?dition postfac?e, ?tablie et annot?e par Ph. Bulinge. P., 2004; Th??tre. P., 2006; Chantecler / ?dition pr?sent?e et annot?e par Ph. Bulinge. P., 2006; Faust de Goethe, adaptation et traduction d’Edmond Rostand. P., 2007; Le Gant rouge, suivi de Lettres ? sa fianc?e. P., 2009; Chantecler / ?dition pr?sent?e et annot?e par S. Lloyd. Minehead, 2010; Le costume du petit Jacques, N?rac, 2011; в рус. пер. — Полн. собр. соч.: В 2 т. / Пер. с фр. Т. Л. Щепкиной-Куперник. СПб., 1914; Последняя ночь Дон Жуана / Пер. Луи Шенталь. [Пролог и последняя сцена второй части] // Новинки Запада: Альманах № 1. М.; Л., 1925. С. 47–60; О Саре Бернар // Театр. 1939. № 1. С. 159–160; Пьесы. М., 1958; Сирано де Бержерак / Пер. В. Соловьева // Соловьев В. Избранное: В 2 т. М., 1982. Т. 2; Пьесы. М., 1983; Сирано де Бержерак. М., 1997 (Лит. пам.), доп. 1999, 2001; Пьесы. М., 2003; Принцесса Греза. Шантеклер. СПб., 2011; Сирано де Бержерак. Орленок. М., 2012.

Лит.: Горький М. «Сирано де Бержерак». Героическая комедия Эдмона Ростана // Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 1953. Т. 23. С. 303–312; Роллан Р. Яд идеализма // Роллан Р. Собр. соч.: В 14 т. М., 1958. Т. 14. С. 85–89; Луначарский А. В. Сирано первый и Сирано второй // Луначарский А. В. Собр. соч.: В 8 т. М., 1965. Т. 6. С. 433–436; Наркирьер Ф. С. Ростан // История французской литературы: В 4 т. М., 1959. Т. 3. С. 320–328; Дюшен И. Б. Ростан // История западноевропейского театра. М., 1970. Т. 5. С. 121–132; Луков Вл. А. Героическая комедия Эдмона Ростана «Си­рано де Бержерак» // Проблемы зарубежной литературы: Сб. трудов. М., 1974 (на обл. — 1975). С. 171–202; Мгеладзе Н. А. Драматургия Эдмона Ростана: Автореф. дис… канд. филол. наук. Тбилиси, 1974 (дис. на груз. яз.); Луков Вл. А. Эволюция драматургического метода Эдмона Ростана: Дис. … канд. филол. наук. М., 1975; Михайлов А. Д. Драматургия Эдмона Ростана // Ростан Э. Пьесы. М., 1983. С. 5–16; Заборов П. Р. Театр Эдмона Ростана в России // На рубеже XIX и ХХ веков: Из истории международных связей русской литературы. Л., 1991. С. 215–252; Гуляева И. Б. «Сирано де Бержерак» на русском языке: Анализ четырех переводов героической комедии Э. Ростана. М., 1996; Луков Вл. А. Эдмон Ростан. Самара, 2003; Луков Вл. А. Французский неоромантизм. М., 2009; Луков Вл. А. Теоретическое осмысление неоромантизма: академическая речь Ростана // Знание. Понимание. Умение. 2009. № 3. С. 111–118; B?dier J. Discours de r?ception ? l’Acad?mie fran?aise. P., 1921; Suberville J. Edmond Rostand: son th??tre, son ?uvre posthume / 2 ?d. P., 1921; Ripert ?. Edmond Rostand: sa vie et son ?uvre. P., 1968; Migeo M. Les Rostand. P., 1973; Andry M. Edmond Rostand, le panache et la gloire. P., 1986; Margerie C. de. Edmond Rostand ou le Baiser de la Gloire. P., 1997; Manuel J.-B. Edmond Rostand, ?crivain imaginaire. P., 2003; Lorcey J. Edmond Rostand: T. 1–3. P., 2004 [T. 1: Cyrano et l'Aiglon (1868–1900); T. 2: Cambo – Arnaga – Chantecler (1900–1918); T. 3: La Nuit et la lumi?re (1918–2004)]; Edmond Rostand: renaissance d’une ?uvre: Actes du colloque international des 1er et 2 juin 2006 / Texte r?unis par G. Lavorel et Ph. Bulinge. Lyon, 2007; Forrier M. Chantecler, un r?ve d’Edmond Rostand. Orthez, 2010.

Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Рубеж XIX–XX веков. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Неоромантизм. — Персоналии: Французские писатели, литераторы; Персональные модели современности.