Неоромантизм в других литературах

Неоромантическое движение охватывает и другие страны Ев­ропы. Оно получило развитие в Англии (А. Конан Дойл, Р. Л. Стивенсон, Д. Конрад, Г. К. Честертон и др., в некоторых отношениях О. Уайльд), в Германии и Австрии (Р. Хух, С. Георге, Г. фон Гофмансталь и др.), Бельгии (Э. Верхарн, второй этап творчества М. Метерлинка). Некоторые произведения великих норвежцев Г. Ибсена (позднее творчество) и К. Гамсуна, творчество итальянских (А. Фогаццаро, С. Бенелли, Д. Пасколи), польских (С. Выспяньский, С. Пшибышевский), чешских (Я. Врхлицкий, И. Махар, А. Сова), венгерских  (Е. Комьяти, Л. Барте, Ф. Мольнар) писателей тесно связаны с неоромантическими тенденциями. Неоромантизм занимает заметное место и в литературе США (А. Бирс, Д. Лондон).

Неоромантики пытались вернуть в литературу яркий, исключительный характер, динамично развивающийся сюжет, экзотику и местный колорит (Р. Л. Стивенсон. «Остров сокровищ», 1883; Р. Киплинг. «Книга джунглей», 1894; Э. Л. Войнич «Овод», 1897; Дж. Лондон. «Зов предков», 1903).

В  романе главы английских неоромантиков Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ» (1883) поставлены проблемы совести, верности человека себе и данному слову, предательства. Поиски сокровища превращаются для главного героя, юного Джима, в поиски самого себя, своего настоящего «я». «Остров сокровищ» — приключенческий роман, в котором заметно влияние Даниеля Дефо, Вашингтона Ирвинга, Эдгара По. Самобытность автора проявилась в умении дать убедительную психологическую мотивировку  поведения героев, в исключительном понимании детской психологии, в постановке серьезных нравственных проблем на авантюрно-приключенческом материале.

Зачастую герой неоромантической литературы склонен к необычным, мистическим переживаниям, открывает для себя новые, незримые миры, пребывает в состоянии нервного возбуждения (пьесы австрийского писателя Гуго фон Гофмансталя «Император и ведьма», 1900; «Белый веер», 1907; «Зальцбургский большой театр жизни», 1922).

В пьесе немецкого драматурга Г. Гауптмана «Вознесение Ганнеле» (1893) в ночлежку  приносят четырнадцатилетнюю девочку Ганнеле, которая, не вынеся дурного обращения отчима,  хотела утопиться в  зимнем пруду. Фантастические предсмертные видения одолевают Ганнеле.  Читатель погружается в мир дивных грез бредящей девочки, воображающей себя сказочным существом, которое обряжают в нарядные одеяния, чтобы в них она могла предстать перед Господом после смерти. В пьесе звучит неоромантический мотив грёзы как способа преодоления жизненных тягот.

Характерная для неоромантиков тема двойственности человеческой природы раскрывается  в повести Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886). Писатель рассматривал человека как существо постоянно меняющееся, сочетающее в себе противоположные качества. «В маскировке заключена соль жизни», — говорил Стивенсон. В отличие от романтиков, рисовавших зачастую «ангелов» или «злодеев», использовавших излюбленный прием контраста, Стивенсон показывает человека во всем многообразии его черт, во всей сложности его побуждений.

Глубокая противоречивость человека, сложность его внутреннего мира показаны в  романе норвежского писателя Кнута Гамсуна «Голод»  (1890), в новелле немецкой писательницы Рикарды Хух «Фра Челесте» (1899), в романе английского неоромантика Джозефа Конрада «Лорд Джим» (1900).

Герой романа Гамсуна молодой человек Андреас Танген бродит по городу, терзаемый голодом, пробуждающим в нем необычную остроту восприятия.  Писатель изображает героя в состоянии «аффекта», точно фиксирует неожиданную смену его душевных состояний, рисует образ человека, сумевшего и в унижении сохранить достоинство.

Неоромантики проявляли интерес к фольклору, культивировали национальные традиции и  фантастику (Г. Ибсен «Пер Гюнт», 1867;                 Г. Гауптман «Потонувший колокол», 1896; С. Лагерлёф «Чудесное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции», 1906–1907).

В пьесе «Пер Гюнт» (1867) норвежского писателя Генриха Ибсена дана оригинальная трактовка фольклорного образа. Пер Гюнт — герой народной норвежской сказки, простой крестьянский парень, весельчак и балагур, превращается у Ибсена в «человека-дробь», в «норвежского норвежца», воплощение национального характера на новом этапе его исторического развития. Ибсен подметил  тревожную тенденцию в общественной жизни Норвегии и в социальной психологии на  рубеже XIX–XX вв. — угасание романтического импульса, утрату героического пафоса. Поэтому в пьесе предпринята дегероизация фольклорного персонажа.

Пьеса Г. Гауптмана «Потонувший колокол» (1896) — драма-сказка, поэтическая переработка немецких народных сказок,  в которой преобладает символика, фантастика, фольклорные мотивы. В пьесе поставлена проблема творческой личности, ее верности себе, своему призванию, своей природе. Это — пьеса-притча о судьбе современного человека, о борьбе человека с природой, о столкновении высокого идеала с грубой действительностью.  Автор утверждвает торжество гуманности и веры над стихийностью природного бытия.

Живущий в долине талантливый литейщих Генрих отлил колокол, который должен быть водружен высоко в горах. Но Леший ломает колесо повозки, на которой люди везут колокол в горы. Колокол вместе со своим создателем падает в пропасть. Колокол погружается на  дно озера.

Генрих знает, что отлил плохой колокол с фальшивым звуком,. «Звучит в долине он, в горах — не может», — говорит мастер. Для Генриха «Солнце скрылось!». В эту трудную минуту Генрих в горах встречает прекрасную Раутенделейн, существо из мира фей, грациозную, непосредственную, очаровательную в своей легкости и веселости, не ведающую, что такое слезы. Для Гауптмана подлинная красота и поэзия воплощены в природе, частью которой является Раутенделейн. Мир людей —  мир тьмы, не ведающий солнца поэзии и истины,  лишенный поэзии и истины.

Гауптман размышляет над вопросом о соотношении природы и культуры, жизни и мысли. Силы природы представлены в образах обитателей гор (Леший, Водяной, феи и эльфы, колдунья Виттиха,   юная и прекрасная Раутенделайн). Мир цивилизации воплощен в  образах Пастора, Учителя и Цирюльника. Все они восхищаются творением Генриха. Гауптман испытывает своих персонажей их чуткостью к музыке. «Представители цивилизации» (Пастор, Учитель, Цирюльник) лишены эстетической восприимчивости, не чувствуют настоящей поэзии. Для Учителя «дважды два четыре» и он не верит в существование колдуний.  Тайна мира и природы, все, что выходит за рамки здравого смысла, недоступно людям. Драма художника в том, что он стоит между этими двумя мирами и призван соединить их.

В России  черты неоромантизма проявились в творчестве К. Бальмонта, З. Гиппиус, А. Ремизова, Д. Мережковского и др. Неоромантизм в России выступает прежде всего как «неоромантический ореол». Д. Мережковский в 1894 г. публикует статью «Неоромантизм в драме» («Вестник иностранной литературы», ноябрь 1894), вводя термин неоромантизм в литературные дискуссии. Тем не менее, неоромантизм в России вытупает скорее как литературная атмосфера ностальгии об уходящем мире и предчувствия рождения нового, прекрасного и справедливого или жестокого мира, чем как отчетливо выделяемое течение.

Лит.: Урнов М. В.  На рубеже веков. М., 1970;  Дьяконова Н. Я.  Стивенсон  и английская литература XIX века. Л., 1984;  Толмачев В. М. От романтизма к романтизму. М., 1997; Praz  M. The romantic agony. L., 1933; Cannon-Brookes P. The British Neo-Romantics.  L., 1983; Trentmann F. Civilisation and its Discontents: English Neo-Romanticism and the Transformation of Anti-Modernism in Twentieth-Century Western Culture. L., 1994; Martin S. Poets in the Landscape: The Romantic Spirit in British Art. L., 2008.

В. П. Трыков, Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Рубеж XIX–XX веков; ХХ век: первая половина века. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Неоромантизм; Литературные термины. — Историко-культурный контекст: Культура.

 

 

сертификация ohsas 18001