Имморалист (роман А. Жида)

«Имморалист» («L’Immoraliste», 1902) — роман (иногда  у нас называемый повестью) выдающегося французского писателя Андре Жида (Gide, 22.11.1869, Париж, — 19.02.1951, там же) — см. статью: Жид Андре. Нередко это произведение считается исходной точкой французского модернистского романа.

«Имморалист» — история «самопознания» и обретения человеком своей подлинной сущности.  Главный герой романа Мишель рассказывает нескольким друзьям, которых он вызвал письмом в Алжир,  историю своей внутренней жизни. Жизнь Марселя — это череда ролей, которые навязаны ему обществом, окружающими людьми и которые он вынужден играть.  Строгое воспитание, полученное в детстве от матери-протестантки, заставляет героя следовать принятым в обществе правилам игры. Он усердно учится.  Под влиянием отца в раннем возрасте приобщается к научным занятиям и даже достигает в них значительных успехов, получает признание ученых, входит в их круг. Как и положено, у него есть друзья. «Впрочем, — замечает Мишель, — я так же не знал своих друзей, как не знал самого себя. Ни на одно мгновение мысль не приходила мне в голову, что я мог бы вести другой образ жизни или что вообще можно жить иначе». Мишель не знает ни самого себя, ни жизни. Он даже не подозревает, что богат, как не знает и того, что слаб здоровьем. Он женится на Марселине, потому что так хочет его умирающий отец. Мишель и Марселина едут в свадебное путешествие в Тунис.

Открытие дикой красоты африканской природы и тяжелая болезнь Мишеля становятся поворотными событиями в его судьбе.  Под влиянием того и другого в нем пробуждается заглушенный книжной культурой, научными занятиями, светскими условностями инстинкт жизни. Открытие и острое переживание под воздействием болезни своей конечности помогают Мишелю ощутить ценность каждого мгновения жизни. «Существовать — это уже достаточно занимает меня», — говорит он.

Прежде для него ничего не существовало в Африке, кроме памятников истории и архитектуры: он хотел увидеть Карфаген, Сусские мозаики и Эль-Джемский амфитеатр.   Теперь больного Мишеля привлекает все, в чем он видит воплощение природной мощи, физического и душевного здоровья. Мишеля завораживает естественность и здоровье маленького арабского мальчика Бахира, у которого розовый, как у кошки, язык и отменное физическое здоровье. «Ах, как он был здоров! Вот во что я влюбился: в его здоровье. Здоровье его маленького тела было прекрасно. Он пленен пастухом Лассифом, играющем на флейте.

Мишель избегает теперь архитектурных развалин и предпочитает гулять в садах. Он глубоко вдыхает больными легкими свежий воздух, наслаждается простором, залитым светом, чутко прислушивается к звукам, шорохам, упивается ароматами цветов и трав. Мишель открывает богатство жизни в ее самых обыденных проявлениях. Его внимание привлекает кора деревца, прикосновение к ней вызывает восторг.  «Мне казалось, — признается Мишель, — что до этого дня я так мало чувствовал,  ради того, чтобы только думать <…>».

Открывая для себя фруктовые сады оазиса, куда он ходит на прогулки с Марселиной, Мишель открывает оазис Жизни. Из интеллектуала, ученого рутинера, живущего прошлым, Марсель постепенно превращается в гедониста, чувственника, наслаждающегося настоящим. Ложь науки и интеллекта, претендующих на самоценность, убивающих живую жизнь, открылась Мишелю.

Еще одно важное открытие делает Мишель, еще одну иллюзию изживает он. Мишель некоторое время живет надеждой на чудесное выздоровление. Этот самообман разоблачен, когда Мишель испытывает второй приступ болезни. Он понимает, что нужно бороться за жизнь и что спасение зависит только от него, от его силы воли и упорства. Мишель просит вернувшуюся из храма Марселину не молиться больше за него. Ложь божественной помощи, утешения отвергнута. Человек есть то, что он сам из себя делает каждодневным усилием ума и воли.

Однако обретенная Мишелем свобода оплачена дорогой ценой: страданиями и смертью  Марселины.  Призыв Жида к освобождению сопровождается предостережением о возможных последствиях обретенной свободы, размышлениями писателя над проблемой ответственности.

«Имморалист» — наиболее яркое воплощение нового стиля, который вырабатывает писатель к началу XX века и который может быть отнесен к ранним формам модернизма, причем парадоксально связанными с классицистической традицией.

Текст: L’Immoraliste. Р., 2001; в рус. пер.: Имморалист: Повесть / Перевод А. Радловой // Жид А. Избранные произведения. М., 1993.

В. П. Трыков

Этапы литературного процесса: Рубеж XIX–XX веков. — Теория истории литературы: Направления, течения, школы: Модернизм. — Произведения и герои: Произведения.