Бэлза: литературный портрет Святослава Бэлзы (статья Вл. А. Лукова и Н. В. Захарова)

Святослав Игоревич Бэлза — известный литературовед, музыковед и телеведущий, просветитель в подлинном значении этого слова. Имя Святослава Бэлзы хорошо знакомо миллионам наших соотечественников разбросанных по всему миру и его зарубежных коллег работающих в совершенно разнообразных сферах связанных с культурой: в науке, литературе, музыке, на телевидении, в изобразительном искусстве, театре, спорте. Его ни с кем не спутаешь, более того — ни с кем не сравнишь. Его работа на радио и телевидении — это стандарт качества, которому следуют многие другие менее именитые искусствоведы, критики, ведущие, литераторы и представители прочих профессий, в каждой из которых Святослав Бэлза и вправду академик. Его работы переведены на ряд языков, а потрясающая эрудиция и умение себя подать позволяют ему с одинаковым успехом появляться и в телевизионных шоу, рассчитанных на самую широкую аудиторию, и на элитарных закрытых приемах для великих деятелей искусства мира. Святослав Бэлза — человек того уровня, который трудно назвать даже просто звездным: его невозможно представить в повседневном, «низовом» шоу-бизнесе, не останавливающимся перед примитивностью и пошлостью. Не только сам он высок, но и сфера его жизнедеятельности высока.

Жизненный путь этого необыкновенного человека под стать ему необыкновенен. Даже если покажется, что он состоит из этапов, характерных для многих судеб его ровесников, это не так: оригинальность интеллекта, душевных качеств, способности высказываться, даже внешних данных — преобразовала типичные события жизни в фейерверк, в произведение искусства.

Что нам сообщают справочники[1]?

Святослав Бэлза родился 26 апреля 1942 г. в Челябинске. Его отец — Бэлза Игорь Федорович (1904–1994). Мать — Бэлза-Дорошук (Гулинская) Зоя Константиновна (1921–1999).

День его рождения пришелся на воскресенье, 309 день войны. Согласно утреннему сообщению Совинформбюро, «в течение 26 апреля на фронте чего-либо существенного не произошло». Западный фронт, руководимый Г. К. Жуковым, перешел к обороне. «Красноармеец тов. Шевченко доставлял обед бойцам на передовую позицию. В пути на него напала группа немецких солдат. Смелый боец открыл по врагам огонь из винтовки и убил 7 гитлеровцев». «Чехословацкие патриоты самоотверженно ведут борьбу против немецко-фашистских оккупантов. Выпуск продукции на орудийном заводе в Пильзене непрерывно снижается. Каждый день в цехах происходят аварии. В начале апреля в механическом цехе в подшипниках моторов был обнаружен песок. Через несколько дней неизвестными приведена в негодность большая партия готовых орудийных стволов». «Партизанский отряд под командованием тов. М., действующий в тылу немецко-фашистских войск на Западном фронте, атаковал село, в котором был расположен командный пункт немецкого пехотного полка. Бесшумно сняв часовых, партизаны разгромили штаб немецкой части и взорвали склад с боеприпасами. Немцы бежали из деревни, потеряв убитыми 63 солдата и офицера. Партизаны захватили штабные документы и много оружия». «Вечернее сообщение: В течение 26 апреля на фронте чего-либо существенного не произошло»[2]. После поражения под Харьковом прошло 8 месяцев. До победы под Сталинградом оставалось 9 месяцев.

Отец, И. Ф. Бэлза, представитель старинного польского рода, молодость провел в Варшаве, затем жил в Киеве, с 1941 г. в Москве. 1942 — Челябинск, рождение сына. 1943 — Москва, профессор Московской консерватории. Это был удивительный человек, композитор (автор четырех симфоний), исследователь чешской и польской классической музыки, автор замечательных книг о Моцарте и Бородине, Дворжаке и Глиэре, председатель Дантовской комиссии АН СССР, член академической Пушкинской комиссии, почетный доктор Пражского университета, варшавской Музыкальной академии имени Шопена. Он был олицетворением новой творческой интеллигенции ХХ века (который он почти весь прожил — от начала до конца) и бессмертия великой художественной традиции, сложившейся в России и славянских странах в XIX веке. Родиться в семье такого человека — это уже большое везение. Родители дали мальчику все лучшее, что могут дать родители, а остального он добился сам.

Справочники сообщают:

В школьные и студенческие годы Святослав Бэлза занимался фехтованием, был чемпионом Москвы среди юношей. От отца он унаследовал страсть к коллекционированию книг. Музыка и связанная с ней просветительская деятельность стала его второй профессией. С. И. Бэлза окончил филологический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова по специальности «филолог, литературовед». По окончании университета с 1965 г. он работал младшим, а с 1986 г. — старшим научным сотрудником Института мировой литературы им. А. М. Горького Российской Академии наук.

С. И. Бэлза внес немалый вклад в литературоведение, культурологию. Он автор свыше 300 публикаций, литературоведческих и литературно-критических работ, статей в периодических изданиях, некоторые из них вошли в настоящее издание. Начиная с 60-х годов ученый вел сравнительно-исторические исследования, анализируя русско-зарубежные литературные связи («Брюсов и Данте», «Дон Кихот в русской поэзии», «Польские связи П. А. Вяземского»). Его интересовал литературный процесс в славянском мире (раздел «Словацкая литература» в авторитетнейшем академическом издании «История всемирной литературы», т. 8). С. И. Бэлзу всегда привлекали люди литературы и книги, литературу составляющие: он представлял читателям произведения классиков (Шекспира, Бальзака, По, Уайльда) и современников (Грэма Грина, Парандовского, Лема, Форсайта).

В одной из статей в издании «Гамлета» Шекспира для школьников (1975) он писал: «Глядясь в зеркало «Гамлета», каждый понимает — или не понимает — траге­дию по-своему. Режиссеры и актеры, критики и комментаторы веками усердно вникают в ее текст и подтекст. Однако во многом трактовка пьесы зависит и от накладывающегося на нее “надтекста” (если можно так выразиться) — конкрет­но-исторических условий, когда к ней обращаются, мировоззрения читателя или зрителя и его собственного жизненного опыта, художественных пристрастий и т. п.»[3]. В годы, когда одни филологи, следуя за структуралистами, вкладывали все свои силы в изучение мельчайших элементов текста, а другие, участвуя в утверждении постструктурализма, доказывали достоинства концепции интертекста, молодой ученый в издании для школьников развивает мысль о надтексте, которую тогда мало кто заметил, но которая в наше время оказывается очень плодотворной. Причем сегодня идея надтекста может быть расширена, она может характеризовать не только тот слой культуры, который добавляется к классическому произведению в наше время, но и коснуться самих писателей, создателей шедевров (впрочем как и произведений других уровней, как и композиторов, художников, актеров, режиссеров театра и кино, всех творцов художественной культуры). Современный тезаурусный подход[4] устанавливает наличие культурного тезауруса как отдельных личностей, так и народов и эпох. Отдельный человек, даже если это гений, не живет вне того, что его окружает, что буквально носится в воздухе. Писатель может ни словом не обмолвиться о самых важных вещах, которым он — свидетель[5]. Шекспир и Сервантес не писали о гибели «Непобедимой Армады» у берегов Англии, но это событие 1588 года, несомненно, относится к надтексту и «Гамлета», и «Дон Кихота». Надтекст — это то, что не в словах, а в воздухе, скажем образно, подражая в общем-то неподражаемой манере Святослава Бэлзы.

Кстати, к надтексту можно отнести и музыку, звучащую в любую эпоху и составляющую и сокровище культуры, и звуковой фон обыденной жизни. Глубокий знаток и ценитель музыкальной культуры, С. И. Бэлза, может быть, именно через музыку пришел к идее надтекста в литературе.

Вклад С. И. Бэлзы в исследование литературы и искусства слова можно выявить через выбор им магистральной линии исследования и наслаждения этим искусством, которая вылилась в чеканную формулу: Homo Legens — Человек Читающий. В 1983 г. он составил сборник эссе выдающихся пастелей, которому дал название «Человек читающий. Homo Legens» и обосновал формулу в предисловии (в 1989 г. вышло второе издание этой книги)[6]. С тех пор, как в 1758 г. в десятом издании «Системы природы» Карла Линнея впервые появился термин Homo sapiens — Человек разумный, по аналогии появлялись и термины для обозначения древнейших людей (Homo habilis, Homo erectus, Homo ergaster, Homo neanderthalensis), а современность современного человека даже была подчеркнута повтором: Homo sapiens sapiens. 15 июня 1938 г. Йохан Х?йзинга закончил работу «Homo Ludens»[7] — и мысль голландского ученого разлетелась по свету, Человек Играющий заполонил умы исследователей культуры, все как-то заигрались — и в театре, и в литературе, и в жизни. Да, жизнь стала перформенсом (но не театром, как говорил шекспировский Жак). Искусство взяло на вооружение лозунг «Удиви меня» (а не «Потряси меня», как это было в классическом искусстве). Игра стала ценнее, чем реальность, потому что была воспринята как главное свойство человека современного. И вот появляется исследователь, способный отдать должное игровой природе человека (так ярко в нем самом представленной), но, в полном соответствии с нашим отечественным культурным тезаурусом, с традициями России как читающей страны, заявляющий: фундаментальное свойство современного человека (человека, который существует уже несколько тысячелетий) заключается в том, что это Homo Legens — Человек Читающий.

Данный культурологический вывод может иметь важные последствия для гуманитарного знания. Любопытно, что литературный текст становится надтекстом при характеристике современного человека: он умеет читать, и это настолько очевидно, что об этом и не упоминается. А между тем именно в названном свойстве современного  человека содержится его отличие от предков, живших чуть ли не пять миллионов лет без книг и записей, заговоривших всего несколько десятков тысячелетий назад, придумавших иероглифы и буквы каких-нибудь шесть тысяч лет назад. И тогда в книгах человек, научившийся писать и читать, поставил предельные философские проблемы, разрешил глобальные научные задачи, стал смеяться и плакать, мечтать и отчаиваться, уткнувшись в бумагу с черными значками. И появились главные люди мира — Платон и Данте, Шекспир и Толстой, появился и сам Человек Читающий, Homo Legens, которым стал почти каждый современный человек.

Словосочетание «человек читающий» вошло в состав крылатых слов и выражений русского языка. В Интернете есть блог для старшеклассников и всех любителей книг «Человек Читающий» (http://biblioman-reader.blogspot.com/). Научная библиотека Петрозаводского государственного университета проводит фотоконкурс «Человек читающий» (http://library.petrsu.ru/contest/), Торговый дом книги «Москва» к своему полувековому юбилею организует выставку «Homo legens: Человек читающий» в Третьяковской галерее (http://www.moscowbooks.ru/news/view.asp?id=1993). Примеры сегодняшнего дня легко умножить.

В 1980-е годы С. И. Бэлзу, успешного академического ученого, популяризатора художественной литературы, ждало новое поле для применения его способностей — телевидение. В 1988–1996 гг. он приобретает известность как автор и ведущий телепрограммы «Музыка в эфире» («Останкино», ОРТ). С 1993 по 1995 г. он работает художественным руководителем студии музыкальных и развлекательных программ «Останкино». В наше время Святослав Бэлза ведет цикл передач «Шедевры мирового музыкального театра» на телеканале «Культура», другие циклы (сами эти передачи можно тоже отнести к шедеврам).

С. И. Бэлза — народный артист РФ, член Союза писателей, Союза журналистов России, Союза театральных деятелей, действительный член Академии Российского искусства и Академии Российского телевидения, почетный член Российской академии художеств. Он удостоен отечественных и зарубежных орденов, почетных званий и других знаков отличия, возглавляет многочисленные комиссии, проводит конкурсы, фестивали в России и за рубежом.

Одно из событий многообразной творческой жизни С. И. Бэлзы видится исполненным особого, даже символического значения. Речь идет о его деятельности на посту председателя Жюри Бунинской премии. Эта литературная премия присуждается с 2005 г. ежегодно выдающимся художникам слова, пишущим на русском языке, для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе.

Что в этой премии необычного? Это первая и единственная российская литературная премия, учрежденная негосударственными вузами, — в их числе Московский гуманитарный университет во главе с ректором И. М. Ильинским, Национальный институт бизнеса во главе с ректором С. И. Плаксием, Институт современного искусства во главе с ректором И. Н. Сухолет. Бунинская премия — прообраз будущих премий страны с развитым гражданским обществом. Попечительский совет премии формировал состав Жюри, исходя из задачи культивировать в нашем обществе бунинское отношение к русскому языку как высшему выражению духа и души русского народа. Для такого Жюри особое значение имеет председатель с широким кругозором, тонким литературным вкусом, пониманием путей развития литературы в контексте общекультурного развития. И в лице С. И. Бэлзы Бунинская премия приобрела председателя Жюри, соответствующего столь высоким критериям.

Встреча двух людей, страстно заинтересованных в поддержании высоких традиций русской словесности, определила лицо этой премии, вывела литературный конкурс на новый уровень. Один из них — идейный вдохновитель премии, председатель ее Попечительского совета Игорь Михайлович Ильинский, ректор Московского гуманитарного университета, доктор философских наук, профессор, член Союза писателей России, член президиума Академии российской словесности, президент Национального союза негосударственных вузов. Другой — Святослав Игоревич Бэлза, возглавивший авторитетное Жюри премии.

Конкурсные работы, поступившие за годы существования премии, отражают литературный процесс прежде всего общероссийского масштаба: кроме писателей Москвы и Санкт-Петербурга представлены авторы из Бийска, Великого Новгорода, Вологды, Екатеринбурга, Красноярска, Краснодара, Луганска, Нижнего Новгорода, Омска, Саранска, Саратова, Твери, Тольятти, Тулы, Ульяновска и других российских городов. Работы присылают не только из Российской Федерации, но и из других стран: Армении, Белоруссии, Германии, Грузии, Израиля, Италии, Казахстана, Латвии, Мальты, США, Украины, Финляндии, Франции, Эстонии и др. Проведена экспертиза более 600 поступивших в оргкомитет конкурса произведений. Они были представлены издательствами, литературными журналами, вузами, творческими союзами, писателями, известными литературными обозревателями, учеными. Денежные средства для награждения победителей литературного конкурса жертвуют организации и лица из сферы бизнеса, которым небезразличны настоящее и будущее русского языка, литературы, культуры.

В разные годы лауреатами Бунинской премии стали Андрей Битов, Даниил Гранин, Лариса Васильева, Глеб Горбовский, Борис Евсеев, Владимир Личутин, Андрей Дементьев, Николай Добронравов, Сергей Есин, Александр Кабаков, Тимур Кибиров, Инна Лиснянская, Валерий Ганичев, Альберт Лиханов, Людмила Петрушевская, Юрий Поляков, Юрий Поройков, Захар Прилепин, Александр Проханов, и другие видные мастера художественного слова. Этот выбор современных классиков в первую очередь определяется компетентным жюри во главе с его председателем через конкурс. Вне конкурса специальными премиями отмечает вклад писателей в русскую литературу Попечительский совет. Так постепенно рисуется контур вершин современного литературного процесса.

6 июня 2012 г., в день рождения Александра Сергеевича Пушкина, в Культурном центре Московского гуманитарного университета Игорь Михайлович Ильинский вручил Святославу Игоревичу Бэлзе специальную премию Попечительского совета «За выдающийся вклад в российское просвещение и развитие художественной культуры». Церемония награждения проходила в торжественной обстановке. В приеме по случаю вручения награды приняли участия лауреаты Бунинской премии Л. Н. Васильева, В. И. Десятерик, Б. Т. Евсеев, В. Г. Костомаров, Г. М. Кружков,  А. А. Лиханов, Ю. Д. Поройков, Б. Н. Тарасов, член Попечительского совета премии С. И. Плаксий, эксперты конкурса — ученые-филологи, представители писательских организаций России, руководство Московского гуманитарного университета.??В рамках церемонии состоялась презентация книги С. И. Бэлзы «Избранное. Из истории мировой художественной культуры»[8], выпущенной издательством Московского гуманитарного университета специально к торжественному чествованию нового Лауреата Бунинской премии.

На сайте «Современная французская литература» требует особого упоминания большая деятельность С. И. Бэлзы по упрочению русско-французских культурных связей. В телепрограммах С. И. Бэлзы французская культура (прежде всего музыка, но и литература, театр, живопись, другие виды искусства) занимает достойное место, причем как классическая традиция, так и новейшие художественные эксперименты не обойдены вниманием. Существенно, что он часто бывает в Париже, ведя оттуда прямые трансляции важнейших культурных событий, премьер, непосредственно общается с французскими писателями, музыкантами, деятелями культуры, представляя французам лучших исполнителей нашей страны. Он стал проводником для французов по великому русскому искусству и проводником для русских по великому французскому искусству — этот современный Вергилий, сопутствующий современным любопытствующим Данте в их путешествии по миру художественной культуры.

Вл. А. Луков, Н. В. Захаров

Этапы литературного процесса: Рубеж XX–XXIвеков. — Персоналии: Исследователи литературы, культуры. — Историко-культурный контекст: Культура. — Научные приложения.


[1] Биографические сведения, даты приводятся в  соответствии с материалами сайта «Святослав Бэлза»: http://www.sbelza.ru/. Эти сведения приводятся и в других источниках справочного характера.

[2] Материалы сводок Совинформбюро приведены по источнику: Война: Великая Отечественная война в контексте мировой истории // UR: http://voi­na.su/line/?yyyy=1942&mm=04&dd=26.

[3] Бэлза С. И. Избраное: Из истории мировой художественной культуры. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2012. С. 44.

[4] См.: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания. — М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2008; Захаров Н. В. Шекспиризм русской классической литературы: тезаурусный анализ. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008; Луков Вл. А. Тезаурусный «парадокс Элиота» и понятие «взаимоотражение» в художественной культуре  //  Знание. Понимание. Умение. — 2012. — № 1. — С. 26–33; и др.

[5] Отмечено в работе: Луков Вал. А., Луков Вл. А. К 200-летию Александра Герцена: рецепция европейского культурного тезауруса [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2012. № 2 (март — апрель). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2012/2/Lukovs_Bicentenary-of-Alexander-Herzen/ [2012].

[6] Человек читающий. HOMO LEGENS. Писатели XX века о роли книги в жизни человека и общества / Сост. и авт. предисл. С. И. Бэлза. М.: Прогресс, 1983; Изд. 2-е, с изм. и доп. М.: Прогресс, 1989.

[7] Huizinga J. Homo ludens. Proeve eener bepaling van het spel-element der cultuur // Huizinga J. Verzamelde werken V (Cultuurgeschiedenis III) / ed. L. Brummel et al. Haarlem : H.D. Tjeenk Willink & Zoon, 1950.

[8] Бэлза С. И. Избраное: Из истории мировой художественной культуры / Науч. редактор И. М. Ильинский; сост. Н. В. Захаров; предисл. Вл. А. Лукова и Н. В. Захарова. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2012. 320 с.