Артэскейпизм во французской литературе Новейшего периода (статья Вл. А. Лукова)

Термином «артэскейпизм»[1] (art — англ. искусство; escape — англ. бегство) мы обозначаем широкий круг социальных и индивидуальных феноменов, связанных с сознательным или бессознательным уходом от художественного творчества, а также с любым сопротивлением по отношению к образному освоению действительности, художественной деятельности и — шире — виртуальности. Артэскейпизм как «бегство от искусства»— прямая противоположность панэстетизму — «бегству в искусство».

Во французской литературе Новейшего периода примеры артэскейпизма многочисленны. А. Рембо в возрасте 18 лет бросил литературное творчество и не возвращался к нему до самой смерти. Это пример полного или почти полного разрыва с художественной деятельностью. Ж.-П. Сартр после автобиографической повести «Слова» (1964) до самой смерти в 1980 г. практически не писал художественных произведений. Разрыв может быть ограничен какой-либо определенной сферой, жанром. Многие писатели начинали путь в искусстве как поэты, а затем полностью или почти полностью отошли от поэтического творчества (М. Метерлинк, А. Барбюс, Ж. Жене, Э. Базен), от театра (Р. Мерль), от жанра трагедии (пародирование Ж. Ануем в «Оркестре» более ранней пьесы «Дикарка», в пьесе «Ты был так мил в детстве» своей трагедии «Электра», написанной на четверть века раньше). Разрыв может носить временный характер (например, у большие периоды молчания у Э. Ростана, К. Симона). Другие, более мягкие формы артэскейпизма — резистенция (сопротивление), ретардация (замедление, затруднение) художественной деятельности. Они свойственны, например, А. Камю. Ретардация (как частный случай гетерохронии) может обернуться своей противоположностью — акселерацией (ускорением), проявляющейся в резком увеличении литературной продукции при сознательном понижении ее качества (в некотором смысле — Ж. Сименон).

Артэскейпизм нередко носит бессознательный характер, вероятно, становясь одной из причин (хотя, очевидно, не единственной и не основной) самоубийств (писатель Р. Руссель, покончивший с собой в 1933 г., поэт Ж.-П. Дюпре, покончивший с собой в 1959 г., А. Адамов, покончивший с собой в 1970 г.), психических заболеваний, спровоцированных несчастий, ссор, общественных скандалов (П. Верлен, А. Жарри, Ж. Жене, Ф. Саган), хронических болезней, травм, преждевременного старения (А. Рембо, М. Пруст, Б. Виан), затворничества (вынужденное затворничество М. Пруста из-за хронической астмы; добровольное пребывание Р. Шара в своей усадьбе в Провансе) и т. д.

Артэскейпизм может не только быть персональным свойством, но и становиться масштабным социокультурным феноменом, характерным для определенных эпох, направлений и даже окрашивающим целые культуры (например, западные, в отличие от восточных). Среди различных видов искусств он в первую очередь связан с искусствами словесными. Такая масштабность артэскейпизма требует объяснения этого феномена. Его индивидуальные проявления в большой степени могут быть раскрыты в рамках учения З. Фрейда о сопротивлении (Widerstand), развитого в таких работах, как «Исследования истерии», «Анализ конечный и бесконечный», «Торможение, симптом, страх» и др.[2] Очевидно и влияние завышенной (заниженной) самооценки или повышенного общественного ожидания, что требует реального подтверждения и вызывает разрыв, резистенцию или гетерохронию. Социологический подход позволит осознать артэскейпизм в его массовых проявлениях. Тезаурусный подход[3], связанный, в частности, с определением соотношения в тезаурусе системно-логической и образной составляющих, должен дать ключ к культурологическому осмыслению артэскейпизма.

Вл. А. Луков

Теория истории литературы: Литературные термины. — Научные приложения.


[1] См.: Луков Вл. А. Артэскейпизм // XVI Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сб. статей и материалов. М.: МПГУ, 2004. С. 112–113.

[2] Применимость идей З. Фрейда в культурологическом исследовании охарактеризована в кн.: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Зигмунд Фрейд. М., 1999.

[3] О содержании тезаурусного подхода см.: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания. М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2008; Захаров Н. В. Шекспиризм русской классической литературы: тезаурусный анализ. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008; Костина А. В. Теоретические проблемы современной культурологии: Идеи, концепции, методы исследования. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2008 (Глава 14. Тезаурусный подход как новая парадигма гуманитарного знания, с. 234–247); Гайдин Б. Н. Вечные образы как константы культуры (интерпретация «гамлетовского вопроса»): Дис. … канд. филос. наук. М., 2009; Тезаурусный анализ мировой культуры: Сборники научных трудов. Вып. 1–21. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005–2011; и др.