Журавлев Дмитрий Николаевич

Журавлев Дмитрий Николаевич (11[24].101900, с. Алексеевка, ныне Украина, Харьковская обл., Первомайский р-н, — 1.07.1991, Москва) — русский актер, выдающийся чтец. Народный артист СССР (1979). Лауреат Сталинской премии (1949).

Д. Н. Журавлев внес определенный вклад в художественную трактовку произведений французских авторов.

Д. Н. Журавлев начал творческий путь в 1920 г. актером Симферопольского драматического театра. Приехав в Москву, он учился актерскому искусству в Московской драматической студии М. Миная (1922–1923), затем стал актером труппы Е. Любимова-Ленского при Каляевском народном доме (народный дом — культурно-просветительское учреждение, рабочий клуб). Он был замечен и в 1924 г. переходит в 3-ю студию МХТ, учась в театральном училище при театре им. Евг. Вахтангова, которое закончил в 1927 г. На следующий год Журавлев уже актер этого театра, в котором будет играть около десяти лет. Он играл две роли в «Барсуках» по роману Л. М. Леонова (пост. в 1927 г. Б. Захаровой) — Максима Лызлова и Дудина; роль Слесарева в пьесе С. Д. Мстиславского «На крови» (1928), роль Миллера в «Коварстве и любви» Ф. Шиллера (1930), роль Жува в «Интервенции» Л. И. Славина (1933) и др. Если проанализировать этот список, выявится, что Д. Н. Журавлеву поручали второстепенные возрастные и характерные роли. В 27 лет он играл пастуха Лызлова и скорняка, вечно кашляющего и говорящего на языке сельской глубинки Дудина, в 30 лет играл благородного отца Луизы Миллер. Был введен на возрастную роль Альтоума, отца принцессы Турандот в вахтанговский спектакль «Принцесса Турандот» (когда в 1963 г. Р. Н. Симонов восстановил этот шедевр Е. Б. Вахтангова на сцене, Д. Н. Журавлева иногда приглашали выступать в роли Альтоума — в случае болезни актера М. С. Дадыко и т. д.).

Столь же второстепенную, характерную роль, как перечисленные выше, Д. Н. Журавлев сыграл в шекспировском репертуаре, исполнив роль Луциана в трагедии «Гамлет», поставленной на сцене театра им. Евг. Вахтангова в 1932 г. Н. П. Акимовым и вскоре снятой из репертуара за формализм. Этот спектакль вошел в историю театра как самый скандальный опыт постановки шекспировской трагедии.

Талант Д. Н. Журавлева не мог раскрыться в театре. Он решает заняться художественным чтением с эстрады. Уже с 1928 г. он читает А. С. Пушкина и В. В. Маяковского, современную сатирическую прозу. В 1930 г. у него уже целая программа, с которой он выступает в Доме литераторов в Москве, в нее вошли «Медный всадник» Пушкина, «Во весь голос» В. В. Маяковского, «Бобок» Ф. М. Достоевского, произведения М. М. Зощенко и И. Э. Бабеля. В следующем году в малом зале Московской консерватории состоялся первый сольный концерт Д. Н. Журавлева, где прозвучали «Египетские ночи» А. С. Пушкина и стихи В. В. Маяковского. Режиссеры открывают для себя совсем другого Д. Н. Журавлева, не случайно в 1937 г. кинорежиссер М. И. Левин берет его на роль Пушкина в фильме «Путешествие в Арзрум». В 1939 г. Д. Н. Журавлев становится солистом Московской филармонии, навсегда покидая театр (если не считать упоминавшихся замен). Через десять лет его художественное чтение было отмечено Сталинской премией.

В искусстве чтеца ему не было равных. В течение 20 лет (1955–1975) он преподавал его в школе-студии МХАТ (с 1971 г. — профессор). Обладая голосом особого, незабываемого тембра, он выработал высокотеатральную, поражающую силой и благородством манеру исполнения. Есть основания связать эту манеру с формированием в советском искусстве «неошекспиризма», противопоставившего установке на раскрытие простых, повседневных чувств каждого человека, изображение маленьких побед, лозунгу борьбы хорошего с лучшим шекспировский титанизм страстей, ощущение трагизма бытия, масштабность подвигов и поражений. «Неошекспиризм» редко напрямую опирался на шекспировский репертуар. В творчестве Д. Н. Журавлева место Шекспира заняли Пушкин, Лермонтов, Блок, Маяковский, в прозе — Толстой (обширные программы по «Войне и миру»). Вместе с тем он известен как один из первых чтецов поэзии Пастернака и Ахматовой.

Линия вахтанговского периода («линия Альтоума») заново раскрылась в озвучивании мультфильмов «Левша» (1964), «Как один мужик двух генералов прокормил» (1965) и др.

В 1937 г. Д. Н. Журавлев обращается к французскому репертуару. Он читает «Кармен» П. Мериме. Выбор вполне понятен: Мериме очень близок Пушкину, а в 1937 г. была всенародно отмечена дата 100-летия со дня гибели великого русского поэта. Манера, выработанная чтецом для чтения прозы Пушкина («Египетские ночи», 1931), учитывающая лаконизм и простоту фразы и одновременно романтическую возвышенность тона, оказалась очень подходящей для чтения прозы Мериме, столь же лаконичной по стилю и столь же романтически приподнятой над обыденностью в сюжете, героях, драматизме, тоне. Впоследствии опыт чтения «Кармен» повлиял на шедевр чтеца: исполнение «Пиковой дамы» Пушкина (1940).

Сходная ситуация возникла при обращении Д. Н. Журавлева к произведениям Ги де Мопассана. В 1947 г. он подготовил программу из его новелл «Лунный свет», «Счастье», «Мисс Гарриет», которую впоследствии с успехом читал в самых различных аудиториях. Здесь чтец сознательно отходил от своего «неошекспиризма», столь определенно сказавшегося в чтении произведений Пушкина и Мериме, разрабатывая противоположную — «чеховскую» манеру чтения. Уже в 1939 г. он утвердил ее в своем творчестве как альтернативную модель, вынеся на суд слушателей чтение «Дамы с собачкой» А. П. Чехова. Результат (по контрасту с предыдущими работами) был ошеломляющим. Чтение Мопассана укрепило эту линию, сочетающую тончайший психологизм, драматизм, оттенки иронии, создающую в зале особую атмосферу. В последующих программах чтеца, особенно в программе рассказов Чехова «Красавицы», «На святках», «Шуточка», «Тоска», «Дом с мезонином» (1954), был использован опыт чтения новелл Мопассана.

Д. Н. Журавлев многое сделал как просветитель. На 1960-е годы приходится пик его встреч с московскими школьниками, чтения в школьных залах своих программ, в которых была представлена как «шекспировская линия», так и «чеховская линия». Достойное место в них заняла и французская литература.

Чтецов, равных по масштабу Д. Н. Журавлеву, в искусстве ХХ века были единицы, а в XXI веке искусство художественного чтения отошло в тень.

Соч.: Беседы об искусстве чтеца. М., 1977; Жизнь. Искусство. Встречи. М., 1985.

Лит.: Гончаров A. Н. Д. Н. Журавлев // Театр. 1941. № 5. С. 66–73; Верховский Н. Ю. Д. Н. Журавлев. М., 1951; Д. Н. Журавлев. К 95-летию со дня рождения. М.: Гостелерадиофонд, 1994.

Вл. А. Луков

Персоналии: Исследователи, интерпретаторы французской литературы. — Русско-французские взаимодействия. — Историко-культурный контекст: Культура.

 

Какие самые лучшие петли доводчики на кухне в Москве.